Skip to content Skip to sidebar Skip to footer

***

Человеческая память сбрасывает тяжелые воспоминания, как балласт. Как змея сбрасывает старую кожу. Люди, пережившие войну, блокаду, голод, не слишком охотно пускают в свои воспоминания. На личных (давних) встречах ветераны рассказывали о том, что воевать никто не хотел. Жить хотели. Под мирным небом, со своими семьями. Многие вернулись с передовых советско-финской и сыты были по горло впечатлениями. Особенно простые рядовые, кто видел изнанку войны. И действительно, в архивах, натыкаясь на отдельные приказы, порой прочтёшь и вздрогнешь: выговоры командирам, чтоб прекратили обедать в период боевых действий, чтоб поднимали пятую точку и, хотя бы, выходили из землянок. И это не разово, не как единичный и вопиющий случай, а как регулярный и систематический процесс. Выговоры за халатность, что не проверяют координаты на карте, и строчат солдаты пулеметной очередью в своих. Это из тех находок, что попались лично мне в процессе работы. А сколько там ещё всего всякого?

Мужики (крестьяне по сути своей) не торопились стать пушечным мясом в очередной раз. И «ярость благородная», о которой в песне поётся, пробуждалась постепенно, когда начались потери, цепляющие каждого за живое, за своё-кровное: смерти и увечья родных-близких, боевых товарищей, сожжённые карателями деревни, пленники в концлагерях. Об этом странно, быть может, говорить, но то, на что мы смотрим через книги, фильмы и сводки истории как на подвиг, было, зачастую, личной местью и нестерпимой душевной болью. Самый опасный человек – тот, кому уже нечего терять. Это он пойдёт с гранатой на танк, на заведомую смерть. В этом весь цинизм войны, что единица боевой техники стоит зачастую дороже человеческой жизни, и что имена солдатских потерь вписываются в списках после утерянного оружия и лошадей.

Звучали от ветеранов истории о том, что, когда убиты и командир, и зам, и в кромешном дыму света белого не видно, находился один какой-то безумец, поднимавший с земли знамя, и с криком «ура!» увлекавший за собой оставшихся товарищей.

Казалось бы, в современном мире сложно прости аналогию с войной, но разве не тоже самое увидели мы на 75-летний юбилей Великой Отечественной войны, когда Батька стал знаменосцем, поднявшим флаг Победы? Почёт, уважение и благодарность. Называется, значимо плюсанул как к личной карме, так и к карме своего народа.

Беларусь вообще очень дорогой моему сердцу край, пограничье с малой родиной – Смоленском, от которого столица соседнего государства даже чуть ближе, чем первопрестольная. В некоторых источниках эзотерического характера отчетливо прописана мысль о том, что славянский мир невозможно поставить на колени, пока не разорвано братство трёх народов (русского, украинского и белорусского). Так что трудно предугадать, конечно, как подуют ветра в дальнейшем, и куда развернёт капитан свой корабль под давлением внешних сил. Возможно, не избежать сюрпризов и с этой стороны. Ну посмотрим. Дай Бог, чтобы…

На грустной ноте завершать не хочется, поэтому из смешного и ужасного в одном флаконе (эпизоды из мемуарных заметок). Сразу оговорюсь, что рассказываю не с целью подорвать престиж солдата СА, а, в каком-то смысле, наоборот. Это было интервью с ветераном для школьной стенгазеты. Я – старшеклассница, он – дедушка, командир чего-то там, не помню. Передвигался с тросточкой, больные ноги, поэтому встреча наша происходила на скамейке рядом с его домом. Вообще разговорить бывшего солдата задача не простая, но мне попался разговорчивый (если не сказать болтливый…) Умело заливал и о подвигах, и приключениях, эдакий Василий Тёркин, может, сочинял, не знаю, но грудь в орденах вся, как у Леонида Ильича. Слушала с восторженными глазами, делала пометки в блокнотик. Сидим. Май, солнце, из окон музыка… И тут что-то нашло на фронтового героя: то ли «бес в ребро», то ли томление о не прожитой молодости, то ли пьянящий аромат весны подействовал, но дедушка вдруг схватил меня за талию и попытался приложиться к молодым губам. С этого интервью я сбежала быстро, всю дорогу плевалась и оттирала губы. И долго ещё в моей голове не укладывалась эта история, по тем временам казавшаяся почти скандальной. Ветерана этого, думаю, давно нет в живых. Он и тогда в возрасте был приличном. Рассказала, называется, «весёлую» историю…

Leave a Reply