Skip to content Skip to sidebar Skip to footer

Сага об Абрикосовых

История династии Абрикосовых, захватывающая и фантастическая, вряд ли оставит кого-то равнодушным. На протяжении нескольких столетий Абрикосовы переживали сказочные взлёты и падения, проявляли себя как кондитеры, новаторский подход которых лёг в основу маркетинга современности, и как благотворители, готовые служить на благо Отечества. Советская власть не смогла обнулить их достижения, род Абрикосовых продолжал раскрывать таланты в науке, медицине, кино и литературе. История династии так увлекательна, что достойна стать основой киноэпопеи в том виде, в котором, в котором и сложила её сама жизнь. В настоящее время Дмитрий Петрович АБРИКОСОВ завершает работу над объемным книжным изданием, в котором история его семьи станет истинной «Сагой о династии Абрикосовых» (анонс книги).

Дмитрий Петрович, здравствуйте! Как известно, Алексей Иванович Абрикосов именовал себя исключительно «купец». Если бы Вам пришлось выбрать одно слово, как бы Вы охарактеризовали себя?

– Здравствуйте, Елена! Сразу не соглашусь с Вами, купеческое звание уже с 1832 года было заменено званием «потомственный почётный гражданин». Так и описывали свое происхождение все мои предки, включая и Алексея Ивановича Абрикосова. Другое дело, что он не стремился перейти во дворянство, право на которое получил благодаря своей службе по развитию коммерческого образования в России и потому, что был награждён Орденом Св. Владимира, а все кавалеры этой награды – получали право на наследственное дворянство. Но, видя то, каким образом себя вели в конце XIX века молодые представители дворянского достоинства – Алексей Иванович не стремился стать «купцом во дворянстве» к концу своей длинной и успешной жизни.

Себя самого я отношу к предпринимательскому сословию. Предпринимательство – это самый вольный вид творчества для меня! Оно позволяет реализовать свои замыслы в  разных областях деятельности и получить при этом не только моральное удовлетворение. Так что я – творец-предприниматель!

Кто из Ваших предков наиболее близок Вам по духу?

– Мой прадед, сын Алексея Ивановича Абрикосова – Иван Алексеевич. Тот самый юноша, который взвалил на свои плечи заботы о семейном кондитерском производстве, преобразовал его за десять лет своей короткой жизни, в удивительный, творческий проект. Именно он строит фабрику в Крыму и начинает там переработку уникальных по своим качествам, крымских фруктов; ему принадлежит идея строительства предприятия в московских Сокольниках. Он начинает производить огромный ассортимент кондитерских изделий и для его реализации открывает сеть фирменных магазинов по всей территории необъятной России – от Одессы до Владивостока. Названия его конфет дошли до нас, и мы продолжаем радоваться именно его выдумке, покупая «Гусиные лапки» и «Раковые шейки», «Южные орехи» и «Утиные носы».

В себе я чувствую  его дыхание. Тороплюсь увидеть задуманное – воплощенным! Умею работать сутками и при этом – всегда добиваюсь поставленной цели! Иван Абрикосов, мой прадед – это я в современной жизни.

В царской России, для успешного продвижения торговой марки, Абрикосовым хватило коммерческой жилки и трудолюбия, в современной России, к сожалению, этого оказалось недостаточно. Вы восстановили семейную рецептуру, привлекали иностранных и российских инвесторов, проявляли качества дипломата и ремесленника, но при всём этом возникали бюрократические препятствия, с которыми не приходилось сталкиваться ни одному из Ваших предков: то закрытые двери  Бабаевской (по сути – Абрикосовской) фабрики, то опечатанный завод с новейшим оборудованием. И не смотря на булгаковский сюжет, полный фантасмагорических поворотов, Вы продолжаете активную, в том числе просветительскую деятельность, как хватило сил не перегореть, не опускать руки, двигаться дальше?

– Вы правильно описали мой жизненный путь. Он связан с постоянным сопротивлением и с агрессивной реакцией внешней среды на мои инициативы. Но не перегораю я потому, что не могу остановиться в своей деятельности. Мое «нутро» требует постоянной реализации, и  я нахожу новые формы для нее даже сталкиваясь с сопротивлением окружающей жизни! Мой секрет – никогда не останавливаться в  реализации того, что заложено в меня Свыше! Это содержание  само находит формы для своего выражения и ему совершенно не важно, что это будет – конфеты или статьи, публичные лекции или создание художественных произведений. Главное – делать, а все остальное – приложится!

Могли бы Вы перечислить те исторические объекты столицы, которые в прошлом принадлежали Абрикосовым?

– Их было немало! Около десятка домов в районе Маросейки – район между переулками Сверчков и Потаповский, бывшие Большой и Малый Успенские переулки. Фабрика в Сокольниках, сегодня известная под названием ОАО «Бабаевское». Особняк на Остоженке. Фабрика на Центральной улице в районе бывшего села Измайлово. Владели недвижимостью компактно и осознанно, не приобретая те объекты, которые были бы «не полезны» для семьи.

Вы помните, когда впервые услышали историю своего рода? И когда Вы впервые посмотрели фабрику, которую основанную предками?

– Сколько себя помню – помню себя Абрикосовым. Я рос среди стариков Абрикосовых, которые знали жизнь до переворота 1917 года, и всегда руководствовался в собственной жизни семейными установками и традициями, поэтому совок не оказал на меня совершенно никакого влияния!

На нашу фабрику поехал впервые в 90-х годах и начинал возрождение своей компании одним из первых в России. Фабрика тогда была государственной. Посмотрел на многие интересные вещи и увидел неэффективность организации труда. Я входил в ещё открытые двери нашего особняка, известного всем москвичам сегодня по его изображениям на упаковках продукции Бабаевской фабрики, поднимался по лестнице и чувствовал соразмерность всего того, что меня окружает – своей душе! Помогало мне то, что я вырос в  абрикосовской квартире  деда, которую он арендовал у князя Голицына в начале XX века. Среда обитания оказывает на человека огромное влияние!

Я знал историю нашей квартиры также, как и каждый закуток в ней. Общая площадь квартиры – 250, два туалета, высота потолков – более 4-х метров. Коридор, невероятной длинны и ширины, позволял младшему поколению Абрикосовых бегать и играть в «казаков – разбойников», а высота потолков – лазить по большим дубовым шкафам, как по горным массивам. Планировка квартиры предполагала комфортное проживание не только для  семьи: дед, служа присяжным поверенным, вёл прием клиентов прямо на дому, первая комната в квартире была его кабинетом. Слева находилось небольшое помещение, в котором жил его секретарь – молодой юрист, практикант. Эта, приёмная часть, отделялась от жилых покоев двухстворчатой, массивной дверью, за которой размещались комнаты для членов семьи и многочисленной прислуги: няни и кухарки, гувернера немца и гувернантки француженки.

Столовая была громадная! Около 35–40 метров, пропорции всех комнат были правильными. Кухня, площадью примерно в 20 квадратных метров, позволяла приготовлять пищу в комфортных условиях. Обедать садились все вместе, за огромным столом овальной формы, который теперь стоит в моём доме, и я сам обедаю за ним, но уже с членами своей семьи. 

Секретарь, гувернантка и гувернер, няня Оля были полноправными членами семьи, жили под одной крышей с моими дедами и родителями, делили с ними радости и горести. Француженка-гувернантка  готовила салат из одуванчиков на даче (располагавшейся в подмосковной Тарасовке и известной под романтическим названием «Дубы»), куда семья выезжала каждый год в мае. Одуванчиковый салат запомнился моей тетушке Татьяне Борисовне и она, посещая нас на нашей даче в Прозоровке в 80-х годах ХХ века, видя обильное цветение одуванчиков, рассказывала об этом «опыте» французской кухни. Для жителей Франции подобный салат такое же обычное блюдо, как в России – щи из молодой крапивы. После событий 1917 года няня и кухарка остались жить в  квартире деда и стали самыми добрыми соседями в ней!

Дворник-татарин, убиравший наш двор и открывавший ворота для въезда экипажа, каждый праздник обходил квартиры с небольшим подносом и со словами «прикажите получить-с!» и ожидал купюры различного достоинства.

В родовом гнезде в доме князя Голицына, мой дед, а позже – его дочь (моя тетушка), сохранили уникальный наградной перстень из золота, который был вручен моему прапрапрадеду на торжественной приёме в Зимнем дворце Санкт – Петербурга, ЕИВ Николаем I, на Всероссийской Художественно Промышленной Выставке 1833 года. Перстень дед прятал в старинном шкафу, стоявшем в комнате коммунальной квартиры. Реликвия была передана мне от старших в торжественной обстановке  с полным сознанием дела!

На перстне выгравирован тост Императора, с которым Он обратился к московским купцам:

«ЗА ЗДРАВИЕ ТРУДЯЩИХСЯ В ПОЛЬЗУ ОТЕЧЕСТВА!»

Меня, шестое поколение награжденной семьи, до сих пор вдохновляет эта фраза. Я никогда иначе не смогу относиться к своей работе, в чем бы она не состояла, никогда не буду иначе относиться к нашему Отечеству!

Итак, старшее поколение заложило фундамент, сделавший Вас неуязвимым для советской идеологии.  О чём были вечерние  разговоры старших? Как представляли себе Абрикосовы будущее России?  Как у Бунина, помните, «пропала Россия, на тринадцать лет, говорят, пропала!»

– Мой дед, Борис Иванович Абрикосов, родившийся в 1877 году и к событиям 1917 года достигший сорокалетнего возраста, всегда говорил о том, что «люди (большевики), проведшие большую часть своей жизни в местах лишения свободы, не могут построить хорошую жизнь в нашем Отечестве, так как ничего не знают о хорошей жизни!» Его позиция известна мне по рассказам отца и моей тетушки. Постоянные сборы всей семьи в праздничные дни – на Рождество и Пасху, на Татьянин день и дни рождения, умение слушать старших и участвовать в общении с ними, тон обсуждения событий жизни нашего государства эпохи «позднего застоя» – всё это позволило мне не ощущать себя частью общественного безумия. Мне было комфортнее ездить на дачу в «колбасных электричках», с простыми работящими людьми, слушать их мнение о происходящем в стране, чем сидеть на комсомольских собраниях и наблюдать за тем, как молодые комсомольские вожаки своей ложью и честолюбием устраивают себе блестящие карьеры, и при этом ненавидят совковую пропаганду так же, как я или как простой народ в тех самых «колбасных электричках». Комсомольцем я не был, не состоял в пионерской организации, не давал клятв верности сомнительному политическому деятелю – В.И.Ульянову, известному по кличке Ленин.

Будущее никто из моих старших Абрикосовых не пытался предрекать, но в определенные моменты мой отец предвидел и расцвет коррупции, и формирование нового класса не предпринимателей, а жуликов в среде создаваемых кооперативах и прочих частных компаниях. Принимаемые законы для регулирования новых хозяйственных отношений не предполагали честного предпринимательства вообще, с точки зрения моего отца, Петра Борисовича Абрикосова.

Пионером и комсомольцем не были, а в советской армии довелось Вам послужить? Это ж была неизбежная дань времени.

– Имея определенные проблемы со здоровьем, я не прошёл службу в советской Армии, так как был комиссован. В годы моего призыва молодых ребят отправляли на верную гибель в Афганистан. Ту бесполезную войну я и сегодня считаю преступлением советской власти, не сумевшей понять особенностей местного, афганского населения. Генерал Скобелев остановил русскую экспансию в этот регион потому, что местное, проживающее в горах, население, не может быть союзником европейскому человеку, живущему в совершенно иных географических условиях.

 Сейчас некоторые старинные дома заброшены, или теряют первозданный облик, переделываются, дополняются нелепыми деталями, ломающими архитектурный стиль, что Вы чувствуете, когда гуляете по улицам столицы? Ведь при ином историческом раскладе, некоторые объекты могли принадлежать Вам и вашим близким по праву рождения. В чём заключает внутренний механизм защиты или адаптации к происходящему?

– О! Вы задаете «горячие вопросы»! Но – спасибо Вам за это. Хочу откровенно признать, что никакого неудовлетворенного «голода» по нашему семейному имуществу у меня нет совершенно. В это трудно вериться, но я говорю об этом с чистой совестью, не лукавлю! И тому есть несколько причин.

Первая причина в том, что я сумел принять в наследство конкретное имущество моего деда, проводив в последний путь его дочь и свою кузину. Я стал старшим в нашей части семьи, и взял на себя ответственность за недвижимое и движимое имущество. Так же мне удалось самостоятельно и честно заработать немало, и я всегда правильно распоряжался заработанным (купеческая жилка сработала!). Посему я знаю на собственном опыте, что имущество у хорошего хозяина – это огромная ответственность за него перед самим собой, своей семьей и Богом, коли он его мне доверил! И ответственность эта порой лишает спокойного и безмятежного сна. Не стремлюсь к большему – важно сохранить достаточное.

Дома наши исторические судьба сохранила прекрасно! Я могу пожалеть лишь о том, что был закрыт Роддом имени А.А. Абрикосовой и в его стенах более не родятся детки! И, стало быть, память о моей прапрабабушке будет забыта рано или поздно… Это очень меня печалит.

А фабрика работает и ее знают многие, что не может меня не радовать! Так же еще и потому, что волею судеб я являюсь акционером ОАО «Бабаевское», то есть справедливость по отношению ко мне – восторжествовала!

В нашем родовом особняке, в так называемом «доме Сверчкова» – сегодня работает Государственный Российский Дом Народного Творчества, и он служит развитию культуры и искусства. Это тоже здорово! В Доме Сверчкова я создал большую витрину с портретами предков, упаковками абрикосовских конфет и печений, и в этом тоже была определенная степень исторической справедливости. Сегодня витрина разобрана, мне пришлось забрать экспонаты, хотя это не соответствует идее сохранения исторической памяти о нашей семье, обидно. Как обидно и то, что по захоронению выдающихся русских людей сегодня едут автомобили: по территории Алексеевского разрушенного кладбища прошло Третье транспортное кольцо Москвы, а памятника о покоящихся там людях нет.

Но я сам, как человек, многого добился сам и сумел сохранить то, что получил от своих предков, несмотря на исторические перипетии.

Когда Вы познакомились с Натальей Анатольевной, то сразу узнали в ней будущую Абрикосову?

– Это был совершенно «абрикосовский», главный проект в моей жизни!

А дело было так. В Праге, впервые посещая русское кладбище на Ольшанах в 1991 году, я увидел среди старинных захоронений новые деревянные кресты очень красивой работы и спросил у сопровождавших меня представителей первой волны русской эмиграции: “Что это за кресты и кто их установил тут?” В ответ услышал, что кресты установлены московской организацией, стремящейся поддерживать захоронения русских беженцев, находящиеся в Европе. В тот период времени я как раз искал крест для могилы моего деда и бабушки Абрикосовых, покоящихся на Новодевичьем кладбище в Москве. По приезду на Родину, в один из дней, я отправился по данному мне в Праге адресу  организации «Русское единство» (так она, по-моему, называлась) в центр Москвы, на Тверскую улицу. Там узнал всю интересующую меня информацию о крестах и получил приглашение на Конференцию, посвященную вопросу содержания иностранных захоронений русских эмигрантов в Европе.

Я посетил московскую Конференцию, но, поняв, насколько далека от меня эта тема, ушел с мероприятия восвояси, в самом его начале. На улице меня догнал моложавый господин и представился историком, занимающимся нашей династией. Господин Вальдин  собрал множество интересных и ценных материалов, о которых я ничего не знал в то время; мы стали друзьями с Антоном Сергеевичем. Православный историк  признал, что может назвать себя моим архивариусом и в виду этого имеет право на особый статус в наших отношениях. В один прекрасный весенний день он позвонил мне домой по телефону и произнес сакральную фразу о том, «что мне пора жениться и подумать о продолжении своего рода!» Меня потрясла его фраза! Я согласился с ним и попросил его просватать за меня ту девушку, которая мне подойдет, с его точки зрения. И пригласил его с моей потенциальной невестой на ближайшее мероприятие, которое  планировал провести в нашем родовом особняке в переулке Сверчкова.

Антон Сергеевич пришел на мероприятие и привел с собой очаровательную молодую женщину. Девушка была совершенно не в курсе о цели её визита в наш родовой особняк, а в итоге стала спутницей моей жизни, матерью наших детей и поддержкой во всех моих начинаниях!

У Вас трое детей, из них – две девочки. Как обстоят дела с «Абрикосова дочерями»?:) Раскройте «рецепт» воспитания по-абрикосовски.

– Личный пример и кровное родство –  главные слагаемые успеха. Мои дети – это новая формация Абрикосовых, и я сам узнаю в них своего отца, деда, прабабушку. Они не стали потребителями, как и я, им это не интересно. Как говорит моя супруга: «генетическая память о богатстве своих предков защищает от примитивного рвачества и стремления «выбиться в люди» любой ценой». Зачем «выбиваться в люди», если ты сам, при любых жизненных обстоятельствах, считаешь себя человеком?

Вчера слушал разговор старшей дочери Любови и её представления о том, как нужно относиться к членам трудовых коллективов, занимающихся малой, рутинной и низко оплачиваемой работой. Меня поразили её высказывания.

Честь невозможно воспитать, также как и «воспитать по-абрикосовски». Происхождение отвечает за большую часть личностных характеристик каждой семьи и рода. Важно понимание того, что результат воспитания зависит еще и от того, что заложено в ребенке при его рождении. Мы принадлежим к одному «корню», и, ощущая себя частью одной семьи, характеры детей формируются в единых условиях, а поведение  старших родственников становится примером. И девчонки у нас – не менее самобытные и содержательные получились, чем наш единственный сын Алексей. Дочери Любовь и Елисавета – очень схожи с нашими волевыми абрикосовскими женщинами. Старшая дочь  названа в память о моей родной сестре Любови Петровны, покинувшей  мир в отрочестве; имя Елисавета – креатив Любови Дмитриевны. Любовь профессиональный маркетолог и мы доверяем профессионалам: как она предложила, так мы и сделали! 

Что Вы можете назвать своим поражением и  главным достижением за период восстановления семейного кондитерского дела?

– У меня нет поражений. Меня никто и никогда не «клал на лопатки» в честной конкурентной борьбе, а видя, как покупатели несут мои конфеты к кассе, «голосуют рублем» за абрикосовскую продукцию в целом ряде магазинов и, бывало, в очередь стоят за ними, я понимаю, что наш фамильный бренд и правильное отношение к качеству обрекает нас на успех в кондитерском семейном деле.

Я переживал разочарование от того, что мои дальние родственники – ревнуют меня к умению вести  дела и безоговорочно «кидаться на амбразуру жизни». Ревностная нотка в сердцах родных людей демонстрировала мне то, что успех может стать камнем раздора в семье, а это очень жалко.

К достижениям могу отнести свой опыт по развитию нашего семейного дела, публикации важных исторических материалов и надежду на то, что скоро мы увидим нашу продукцию на полках кондитерских магазинов!

Не могу не задать вопрос, который невольно возникнет у  многих читателей – о ревности среди близких. Разве взаимная поддержка – не та основа, на которой воспитывались Абрикосовы?

– Поддержка и взаимопомощь между членами семьи не исключает и ревностного отношения к успехам одного или нескольких её представителей, добившихся больших успехов, чем остальные. Испытывая подобные чувства, старшее поколение могло одергивать молодых, стремящихся двигаться быстрее в своем делании. И при этом наиболее успешные представители нашей семьи обращали свое внимание на отстающих и – помогали им «подтянуться», ориентируясь на собственные успехи. Мы умеем и страсти сделать частью семейной удачи. Ревность –  не равнодушие, и она так же может быть конструктивным моментом в жизни большой семьи. И помощь – не унижает, но помогает оставаться частью единой семейной команды.

Сколько предметов упаковки и обертки продукции Абрикосовской фабрики  Вам удалось собрать в свою коллекцию? Не планируется ли открытие виртуального музея?

– В моем семейном собрании достаточно личных предметов для того, чтобы сделать большой Музей, посвященный истории всей нашей семьи, проявившей себя в развитии кондитерского и чайного дела, образования и различных видов искусств, политики и философии.

Все мои мероприятия, которые я регулярно провожу как в Москве, так и за ее пределами, это и есть «виртуальный музей», в котором главный, живой экспонат – это я, Дмитрий Петрович Абрикосов. Без меня все семейные предметы становятся просто хламом, собранием старья. Главное – рассказ, озвучивающий принципы и историю ушедшей жизни. Мои мероприятия – это её возрождение!

Мечтаю об открытии самостоятельной «ресторанно–музейной» площадки в Москве, где можно будет дегустировать блюда, созданные по нашей старинной рецептуре и увидеть экспонаты из моего собрания, приобрести конфеты. Думаю о том, что нужно предпринять для организации подобного места.

Какие мероприятия планируются в 2020 году? Конфеты можно приобрести в магазинах, указанных на сайте “А.И. Абрикосова сыновей”?

– Мероприятия проходят ежемесячно в «Музее предпринимателей, меценатов и благотворителей» в Москве по адресу Донская улица, дом 9. На сайте Музея есть программа и моих выступлений.  Площадка является лучшим частным музеем в Москве, повествующим об истории нашего третьего сословия и судьбах его представителей, каждый день происходят интереснейшие события, еженедельно проводятся экскурсии. И я вношу свою лепту в работу Музея, проводя регулярные мероприятия на его площадке.

Наша продукция пока не продается в магазинах, т.к. в настоящее время совместно с  партнером по бизнесу я занимаюсь организацией выпуска новой линейки нашей продукции, которую скоро можно будет увидеть в различных магазинах Москвы и других городов.

Дмитрий Петрович, Ваши лекции можно слушать часами, Вы блестящий рассказчик. Когда ждать новую книгу о династии Абрикосовых?

– Сейчас я работаю над большой и насыщенной книгой, рассказывающей об истории нашей династии в живом романном формате изложения. Попробую написать «Сагу об Абрикосовых» на подобии известного произведения Джона Голсуорси о Форсайтах. Работа большая, но она уже начата! Некоторые фрагменты  можно увидеть на страницах различных газет: «Маяк» подмосковного города «Пушкино», «Пражский курьер» в Праге, «МК в Крыму» в Симферополе. Большие материалы из  будущей книги опубликованы в журналах «Охраняется государством» и «Московский журнал». Интересный материал вышел в научном сборнике «Русская усадьба» №25, издаваемом Обществом Изучения Русской Усадьбы.

Самое неожиданное генеалогическое открытие?

– Узнал совершенно случайно, что у моей бабушки, Маргариты Алексеевны Абрикосовой, был второй брат – Валентин, умерший в раннем детстве. Увидел его портрет на руках моего прадеда на фотографии, которая сегодня храниться в семейном альбоме у троюродной тетушки, Анны Петровны. Изумился действительно! Благодаря непрерывающемуся общению и продолжающимся связям со своими родственниками, обрел еще одного дедушку, Валентина Алексеевича Абрикосова!

Какой вопрос Вы задали бы Дмитрию Абрикосову в качестве журналиста?

– У меня нет к себе самому никаких вопросов. Моя жизнь – это движение по определенному не мной маршруту, и главное – не задавать ненужных вопросов о цели этого движения, интересуясь только тем, чтобы хватило сил для продолжения дел в начатом темпе к стоящим впереди задачам.

Вернёмся к Третьему транспортному кольцу. В документальном фильме «Сладкая жизнь» есть очень тяжелый кадр, когда нескончаемый поток машины движется по предполагаемой усыпальнице Ваших предков. С одной стороны, в центре столицы мы имеем тело, которое по христианским традициям давно пора отпеть и предать земле с миром; а с  другой, – могила почетных граждан столицы находится в таком положении. Кощунственно. Многие люди, слушая о жизни Абрикосовых в Вашем исполнении, уже стали участниками негласного фан-клуба династии, и если бы Вы написали петицию с просьбой о перезахоронении, тысячи людей подписали бы её. Что можно сделать в этом направлении?

– Я не смогу никоим образом прокомментировать утверждение о том, что у меня есть «фан-клуб» или ценители моей работы. Готовя свои выступления, одевая свежую сорочку, повязывая галстук, выходя из дома и – поднимаясь на сцену,  я не думаю о том, сколько людей придет на  выступление. Если в зале будет один человек – он будет для меня так же важен, как полный зал и тысяча слушателей! Однажды на мой мастер-класс с лекцией пришла всего одна дама и два часа слушала выступление, смотрела фильмы на экране и – дегустировала специально приготовленные десерты… Я не ощутил никакого разочарования, а испытал глубочайший восторг от интереса и внимания к моей работе. Каждый из нас – это целый космос, образ и подобие Творца всего сущего. Если есть у меня постоянные поклонники – я рад этому и готов работать для них так, как смогу!

Захоронение моих предков находиться сегодня под Третьим транспортным кольцом, всё верно. Память материальная уничтожена. Таким образом поступали со всеми, кто служил стране верой и правдой, от Гурзуфа до Владивостока. Останки Петра Губонина, проведшего железную дорогу на полуостров и сделавший Гурзуф замечательным курортным местом, были выброшены на помойку; останки князя Голицына, создавшего русское виноделие в Крыму и положившего жизнь на этот проект –  выброшены из его могилы, так же поступили и с останками князя Тенишева в Хотылево…  Это повсеместно и страшно. Но писать петиции к властям, «просить» исправить положение, я считаю совершенно невозможным. Власти сами должны его исправить, так, как они разрушали могилы наших отцов, поступая по собственной инициативе. Деятельное покаяние должно быть добровольным и предприниматься теми, кто совершал преступления или кто готов нести за них ответственность!

Для меня важнее память в сердцах наших соплеменников. Если она будет – память о великих русских людях – не пропадет вовек!

Вы любите сладости? Какой самый любимый продукт из собственной кондитерской линейки? И не стал ли для Вас шоколад поистине горьким за прошедшие годы? 

– Я очень люблю настоящий шоколад! Тот продукт, в котором нет ничего, кроме какао бобов, какао масла и тростникового сахара. А еще можно микшировать шоколад, выращенный в разных частях света, добиваясь в конкретной плитке шоколада – удивительный, фруктовых и ягодных «нот», возникающих от этого смешивания разных сортов шоколада.

Я люблю все продукты, которые мне удавалось производить! Полые вафли с шоколадным кремом и обжаренным фундуком внутри, которые мы называли «Гофретта» и плитки шоколада «Композиторский», в коробках которого лежал набор шоколадных стиков восьми различных вкусов шоколада. Восемь видов – восемь нот, с портретом восьми русских композиторов на этикетках.

Печенье «многолетнее», которое мы производили в небольших объемах для моих мероприятий, оставляло неизгладимое впечатление, как и яблочный штрудель, приготовленный по старинным рецептам нашей семьи.

Работа мной проведена огромная и я уверен в том, что полученный опыт поможет мне в ближайшем будущем удивить всех любителей вкусных и качественных конфет – новыми «удивлениями» от Абрикосова!

Спасибо за интересную беседу! Абрикосовские конфеты – уникальный сложносоставной продукт, это не просто качественно приготовленная сладость, но и история, в которой «обретает сердце пищу» (не случайно именно это стихотворение поэта Вы цитируете наиболее часто). И хочется верить, что память об удивительных судьбах династии не канет в Лету, в том числе и благодаря Вашей активной деятельности.

– Хочу сказать в завершении нашего разговора о том, что память семьи, к принадлежишь – это важнейшее духовное наследие, с которым нужно верно обращаться! Негативный опыт прошлых поколений должен быть назидательным, а позитивный – буквальным и вдохновляющим, как рельсы для поезда, по которому он идёт, не теряя направления своего движения. Помнить о прошлом для счастливого будущего – это простой рецепт настоящей жизни «от Абрикосова!»

Март, 2020г.